147

Добро пожаловать — «Нигде» #1

Содержание

Глава 1
Глава 2
Глава 3

Я ехал уже несколько дней. До нужной мне деревеньки в штате Небраска оставалось всего пара миль. Радио начинало немного подводить и, в конце концов, перешло на шум. Я даже не посмотрел на панель управления и машинально переключил на проигрыватель дисков. Вдали показалось зелёная заправочная станция. «Стоит заехать, в деревне бензин будет не достать, а машина мне точно пригодится».

Завернув на заправку, я вышел из машины. «Полный бак, пожалуйста!» — крикнул я зевающему работнику. Видимо, не так часто ему приходится здесь хоть что-нибудь делать. Наверняка я у них сегодня второй или даже первый посетитель. Касса, к которой я подошёл, была разобрана ровно наполовину, а из маленького окошка виднелась крупная фигура кассирши, которая, по всей видимости, проснулась совсем недавно — так же, как и заправщик.

— Редко у вас здесь кто бывает, не так ли? — спросил я работницу за кассой.

— Уже дня два никого. Люди давным-давно переехали в города побольше, здесь остались одни старики. Вас-то что завело в такую глушь? — поинтересовалась у меня женщина, медленно пробивая мне чек на бензин.

— Я писатель. Меня, кстати, зовут Ник. Может, слышали, из Бейкерсфилда.

Кассирша нахмурила лоб, поправила огромные очки указательным пальцем и ответила:

— Мы знаем только, как президента звать. Писатели, актёры, певцы… Все вести о них до нас не доходят. Телевизор ловит, но с ужасными помехами. Мы его и не смотрим. — она перевела глаза на висевший в углу старенький телевизор. — Чем же вас, господин писатель — в ее голосе прозвучала издевка — так заинтересовали наши места?

Я взял чек об оплате и спокойно ответил:

— Я путешествую по штатам и заметил интересную вещь: вашей деревеньки нет ни на одной карте. Однако, на снимках из космоса она видна. Мне стало интересно посмотреть, как здесь люди поживают.

Кассирша взглянула на меня с удивлением и напряженно ответила:

— Вы просто тратите время здесь. Это настолько незначительная и маленькая деревушка, что даже на картах её рисовать нет ни малейшего смысла.

В её голосе появились непонятные мне нотки страха и неуверенности. Я любезно попрощался с женщиной и вышел на улицу к своей заправленной машине.

***

Через пять минут я уже въехал в деревню. По обе стороны дороги стояли самые обычные старенькие домики с хорошо постриженными газончиками. Я решил доехать примерно до центра улицы и постучаться в первый поравившийся дом.

Заглушив мотор у дома номер двадцать три, я вышел из машины и постучался в дверь. Я стучал трижды, но к двери так никто и не вышел. «Возможно, этот дом пустой, по словам кассирши с бензоколонки, многие переехали из этого захолустья», — подумал я, но постучал в четвёртый раз. Послышались шаги. Медленные и ровные, под которыми скрипел пол — хоть и не прогнивший, но уже достаточно старый.

Дверь открыл пожилой мужчина. Разобрать какую-либо эмоцию на его лице было практически невозможно за огромным множеством глубоких морщин.

— Добрый день, юноша. Чем обязан? — поприветствовал дед.

— Здравствуйте, я писатель, путешествую по стране, вот решил заглянуть в вашу деревеньку.

Пожилой мужчина окинул меня внимательным взглядом и шагнул назад от двери:

— Что ж, буду рад любому гостю, особенно писателю. Заходи! У меня есть свободная комната, гостиница все равно не работает.

Внутри царил абсолютный порядок. Пол был чистым и в воздухе пахло свежестью. Это показалось мне крайне странным. Не таким я себе представлял жилище деда в глубинке. Мы прошли на кухню.

— Ох, что же это я, совсем не представился! — вспомнил вдруг я — Меня зовут Ник.

Дед посмотрел на меня и добродушно ответил:

— Не переживай, Ник. А меня зовут Бернард Уинстон.

— Очень приятно, мистер Уинстон! — ответил я.

— Ник, тебе кофе с сахаром?

Бернард уже принялся ставить на стол кружки и конфеты.

— Спасибо, мистер Уинстон, я пью кофе без сахара и молока.

Комнату окутал аромат крепкого кофе, мы присели в уютные кресла.

— Ты, наверное, хочешь знать историю этого места? Кстати, ты знаешь как называется наша деревня? — начал Бернард.

— К сожалению, не слышал.

— Стоунфилд. Здесь я родился, здесь и живу. Работал, в своё время, в соседнем лесу. Следил за порядком в нём. А как ноги перестали держать, вернулся обратно сюда. Тихое здесь место, нравится мне здесь. Хотя уже, кажется, сто лет ни с кем не разговаривал. Знаете, а ведь это родной край мой! Столько лет здесь живу, и он меня подпитывает силой. Духовной, если хотите. — Уинстон умолк.
Мне в голову пришел логичный вопрос:

— Бернард, вы когда-нибудь хотели переехать в более крупные города? Может поступить в университет? Открыть свою компанию, наконец?

Дед нахмурился, но вскоре начал так же добродушно отвечать:

— Переехать? А зачем? Кому я там нужен? Меня там никто не знает. Здесь мой дом. Не думайте, что здесь всегда было так тоскливо, нет. Мы жили полной жизнью, у нас даже кинотеатр был. Все изменилось только лет тридцать назад. Тогда все молодые начали перебираться в города покрупнее…

Повисло молчание. Бэрнард заметно погрустнел.

— Мистер Уинстон, о чем вы задумались?

Тот вздохнул.

— Моя дочь уехала в Чикаго… С тех пор я её больше не видел.