63

Жизнь

В средние века проблема суицида стояла куда как менее остро. Стояла исключительно среди высших сословий. Я так считаю. Мое предположение основывается на том, что, когда ты просыпаешься с петухами, проводишь весь день в поле, и в конце дня ложишься на печь или деревянную скамью, и счастлив от того, что расположил свое тело горизонтально — мысль о том, чтобы расстаться с жизнью, которую ты добываешь, вкалывая по 12-14 часов в сутки 365 дней в году, просто не приходит в голову. Не может придти.

Сегодня, после родов нас сразу подключают к хитроумному аппарату жизнеобеспечения. Затем нас в уютной машине везут в такие же уютные четыре стены, в подобных которым нам суждено провести 50-80% всей своей жизни. В этих стенах есть вода и огонь (газ). Эти стены выдерживают зной и стужу, ветер и дождь. За пределами этих стен на многие километры вокруг нет диких зверей и вражественных племен. Мы не умираем от простуды или гриппа, а идем в удобную поликлинику или аптеку, где худшее, что с нами может случиться — длинная очередь. Но самое главное во всем этом — мы, вот лично мы, ничего не сделали, палец о палец не ударили, чтобы все это получить.

Научно-технический прогресс привел к тому, что мы позабыли ценность своей жизни — ведь нам не приходится делать ничего для того, чтобы выжить. Когда твоя жизнь или смерть зависит от того, выкопаешь ли ты сегодня колодец, умеешь ли ты обращаться с луком и стрелами — когда ты каждый день выцарапываешь свою жизнь у окружающей среды, выламывая с мясом ногти, ты счастлив просто потому, что прожил очередной день.

Задумка была хорошая — облегчить жизнь будущим поколениям. Но что легко дается, то меньше ценится. И вот, где мы оказались: подростки лишают себя жизни из-за насмешек сверстников или жестокого обращения родителей; «милосердные» и «сострадательные» люди лишают жизни нерожденных младенцев, чтобы им не было тяжело жить со врожденными заболеваниями. Знаете, самые несчастные, больные люди, калеки, инвалиды, которым по-настоящему тяжело, жизнь которых — настоящая борьба, отчаяннее всех за нее цепляются. Поговорите с ними.

Ваша жизнь — ваша единственная ценность. Больше у вас ничего нет. Потому что, когда у вас не станет жизни, у вас не станет ничего. Мы работаем, чтобы есть, а едим, чтобы жить. Не путайте. Жизнь всегда во главе. Жизнь — это приоритет номер ноль. Ради Нее мы все это нагородили. Она сама по себе и является и ценностью, и целью. Небо, звезды, солнце и луна, восходы и заходы — вот ради чего мы живем. Вдыхать и выдыхать, чувствовать собственный пульс, видеть, слышать, осязать — вот самые прекрасные вещи на свете. Общаться с другими людьми, любить, и передавать жизнь дальше — это и есть жизнь. Все остальное — слава, положение, высшее предназначение — выдумки и фантазии. Наука, искусство — развлечения, не более. Откройте Роулинг, Дары Смерти, и перечитайте главу 34-ю. Наше высшее предназначение — Жить.

Пожалуйста, живите. И дайте жить другим.