59

Письма к возлюбленной

Здравствуй. Я по-прежнему хочу писать тебе. Казалось бы, в этом нет никакого смысла. Но ради тех нескольких дней, что нам было хорошо вместе. Представляю, как тебе было смешно. Да тебе и сейчас, должно быть, смешно. Теперь девственности лишаются в четырнадцать, а мне было двадцать один. Но, ты знаешь, в этом вся и суть. Для меня было восторгом ощущение твоих ручек поверх моих. Понимаешь? Я до сих пор именно это вспоминаю. Ты хотела, чтоб мы переспали, а в этом и есть вся суть, в этом и заключается любовь и умение любить — оставаться невинным ребенком. Чтобы все происходило как можно позже, неспешней, и в первый раз, который же и последний. Хорошо, что у нас все так быстро закончилось, потому что, когда я встречу по-настоящему своего человека, я буду воспринимать все с таким же восторгом. Теперь люди так торопятся, проглатывают друг друга не жуя — и остаются ни с чем. Ты была готова мне отдаться, но не решалась и не решилась до сих пор признаться, что тебе было со мной тепло. Это какая-то загадка. Вот почему я хочу снова и снова тебе писать.

А еще потому, что обязан тебе. Одним открытием. Знаешь, я так мечтал повстречать умную девушку. И повстречал тебя. И знаешь, что понял? Не в мозгах дело. Не умным надо быть. Умным быть можно, но не нужно. А нужно верить в добро. Нужно быть ребенком, открытым и любящим. Это сознательный выбор. Выбор трудный, потому что ты будешь испытывать боль, но тебе нужно превозмогать ее и оставаться, вопреки, незатейливым и доверчивым ребенком. А иначе станешь тобой. Уж прости. Я никому не желал бы стать тобой.

Думать надо меньше, и больше жить. Я даже заметку такую написал. Важно быть не умным, а счастливым. Дуракам значительно легче быть счастливыми, чем нам с тобой. «Дурак», это не презрение, а зависть. А насмехаются над счастьем дураков снобы. Впрочем, я их не осуждаю, или стараюсь, во всяком случае. Сам, еще недавно, был таким же. Это не единственное открытие, которое я совершил благодаря тебе, но самое важное, пожалуй.

К этому вот еще что. Прекращай плакать! Слезы — это от бессилия и от жалости к себе. А себя надо не жалеть, а ненавидеть. Ты себе — враг, злейший и недремлющий. Все время сожалеешь о прошедшем, упуская настоящее. Все делай себе наперекор! Захотела плакать — подошла к зеркалу и, дрожа от ярости, прошипела: «А хер тебе, с-с-СУКА!!!» Лучезарно улыбнулась, оделась, чтоб мужики шеи сворачивали, пошла, купила мороженого. Сбросишь потом, в сессию.

Привет мелкому. Обнимаю. Люблю. Да, у нас ничего не выйдет никогда, но я однажды сказал, что люблю, и должен теперь быть верен слову. Иначе грош ему цена. Но я тебя сейчас люблю даже лучше, чем тогда. Тогда я влюбился в то, что себе выдумал, а сейчас люблю то, что есть и то, что может быть. То, что в тебе заложено и не раскрыто. Я хотел бы увидеть, как это раскроется и верую в то, что это непременно произойдет. По-моему, это прекрасное определение любви. Уж точно лучше того, что сегодня ей называют. Не ведись на это дерьмо, дорогая.

Береги себя. Пока.